Египет нашего времени - очерки

Назад в Экскурсионный отдых в Египте
1
Никогда не засыпающий Каир
2
Древние Фивы в Луксоре
3
Неразгаданные тайны Александра Македонского и царицы Клеопатры
4
Египет Александра Македонского
5
Клеопатра - последняя царица Египта
6
Египетские страницы российской истории
7
Война 1973 года - последняя?
8
Кэмп-Дэвид: — модель новой политики
9
Русские ушли - американцы вернулись
10
Коллективный поиск решений во второй половине 80-х годов
11
"Мадридский экспресс" среди пирамид оружия
12
Отношение внутри арабского братства
13
“Нефтяные доллары” летят в трубу войны
14
США и Россия призывают арабов к миру и продают им оружие
15
На финише XX века
16
Города-спутники в пустыне
17
Возрожденный Суэц
18
Синай - египетский
19
Асуанская быль
20
Исламский фактор
21
Каир от рассвета до рассвета
22
Каир - в старом городе
23
В Хан-эль-Халиле
24
Вдоль частокола минаретов
25
В новом городе Каир
26
У «Андрэ», напротив пирамид
27
Мусульманский пост рамадан
28
Эта ночная светская жизнь
29
Александрия моей памяти
30
Достопримечательности города Александрия
31
Трехлетняя война (июнь 1967 - август 1970 гг.)
32
Александрия - что мы любили в 60-х
33
«Алекс» 90-х годов
34
Одной рукой в ладоши не хлопнешь
35
Хроника взаимного российско-египетского «инфитаха»
36
О трудовом подвиге россиян в Египте
37
Из-под арабской желтой каски синели русские глаза
38
Тайна, которую скрывало арабское слово «хубара» (специалисты)
39
Русские «мусташарун» (советники) в арабской военной форме
40
Русские «аскариюн»(боевики), заставившие воевавших заговорить о мире
41
Эвакуация
42
На юг, вдоль Суэцкого залива
43
У губернатора Южного Синая
44
По христианским местам
45
В монастыре Святой Екатерины
46
К заповеднику на мысе Мухаммед
47
На север, к земле обетованной
48
Вторая мировая война и Египет
49
Ливийский Тобрук - предвестник египетского Эль-Аламейна
50
Факел загорелся у эль-Аламейна
51
«Второй фронт»
52
Когда отгремели бои
53
Суэцкая кампания (1956-1957 гг.), о которой никто не забыл
54
Почему война была короткой?
55
Насер - Хрущев: дружба-дуэль
56
Семнадцать пирамид Хеопса поперек Нила в Асуане
57
Покорение непокорных просторов
58
Свет нового Асуана
59
Ответ оппонентам
60
О монументе дружбы
61
Дважды рожденный Абу-Симбел
62
Тайна, которую хранила пустыня
63
Как храм Хатор стал храмом Нефертари
64
Потревоженные боги
65
По путям русских паломников
66
У пирамид
67
Земля фараонов
Главная Очерки - Египет нашего времени

Коллективный поиск решений во второй половине 80-х годов

К середине 80-х годов на Ближнем Востоке сложилась такая ситуация, что конфликт угрожал разрастись в мировой. Ведущие державы НАТО усиленно гнали в регион свое оружие. Не отставали от них и страны Варшавского Договора. По общим военным поставкам соотношение было примерно 75:25 (в процентном соотношении всех поставок) в пользу НАТО, но оружия поступило слишком много, и это взвинчивало ситуацию. В таких странах региона как Сирия, Южный Йемен, Ирак виды советского вооружения превалировали над западным. Туда же были отправлены и советские советники. Советские военные корабли, кроме Средиземного моря, появились в Персидском заливе и Индийском океане. Наращивал свою мощь и блок НАТО.

В этих условиях концепция “сила против силы” принимала угрожающий характер, и это стало беспокоить мировое общественное мнение. Начинался поиск альтернативы. Сейчас, в конце 90-х годов, можно констатировать, что такую альтернативу первым предложил Советский Союз причем еще до того, как к власти в Москве пришла администрация М. Горбачева. 30 июля 1984 г. были опубликованы предложения Советского Союза по урегулированию ближневосточного конфликта, в которых был учтен и опыт Кэмп-Дэвида, и разгоревшиеся страсти в регионе, где одновременно пылало несколько войн и ежедневно совершались “большие” или “малые” террористические акты.

С изложенными в советском документе принципами и подходом к решению проблемы, как показал анализ реакции мировой общественности, было согласно подавляющее большинство участников ближневосточного конфликта и тех, кто был вовлечен в него косвенно.

Исключительно важными для дела мира на Ближнем Востоке расценила, например, советские предложения египетская “Иджипшин газетт”. Ни один здравомыслящий и объективный человек не найдет слабых мест в новой советской инициативе, отметила газета.

С иных позиций подошла к ближневосточной проблеме администрация США. Отвечая на прессконференции в Вашингтоне на вопрос о том, какова позиция администрации в отношении предложения СССР о созыве международной конференции по Ближнему Востоку, представитель госдепартамента США заявил: “Мы не считаем это хорошей идеей... Мы не думаем, что созыв подобной конференции явится полезным подходом к решению проблемы”.

В унисон Вашингтону отреагировали на советские предложения по ближневосточному урегулированию и правящие круги Израиля: высокопоставленный представитель израильского правительстве заявил, что Израиль “принципиально не согласен с созывом международной

конференции по Ближнему Востоку”, поспешив напомнить, что “и США придерживаются той же

точки зрения”.

Заявления заявлениями, но со второй половины 80-х годов произошли изменения, заставившие и США внести коррективы в свой ближневосточный курс. Прежде всего наметился сдвиг к центру внутри США. Ультраправые круги утратили монополию на разработку политических решений, и это дало импульс к поиску новых подходов. Вспыхнувшее 9 декабря 1987 г. палестинское восстание разрушило бытовавшие в США представления, что ближневосточный конфликт находится в состоянии стагнации, а палестинская проблема отодвинута на второй план. Перед США теперь уже во весь рост встала проблема нахождения компромисса. Израиль оказался уязвимым и в военном отношении, и с точки зрения внутриполитической обстановки.

И, наконец, самый важный фактор, который заставил американцев внести корректировку в свою ближневосточную политику — это процесс перестройки, начатый в Советском Союзе с приходом к власти М. Горбачева. Особенно сильное впечатление произвела решимость СССР урегулировать афганскую проблему мирными, демократичными средствами, что было подтверждено выводом из Афганистана советских войск. США стали приходить к пониманию, что с позицией СССР нельзя не считаться. Советско-американские встречи на высшем уровне в Женеве, Рейкьявике, Вашингтоне и Москве стали этапами к нахождению взаимопонимания между великими державами на Ближнем Востоке.

В октябре 1987 г. госсекретарь США Дж. Шульц совершил поездку по Ближнему Востоку, в ходе которой он посетил Израиль, Египет, Иорданию и Саудовскую Аравию. Поездка стала началом реализации нового плана Вашингтона по ближневосточному урегулированию, получившему наименование “план Шульца”. План Шульца отражал с одной стороны, потребность администрации заняться решением проблемы, а с другой — осознание Вашингтоном реальности произошедших изменений.

Прежде всего американская сторона, хотя и с оговорками, признала роль Советского Союза в ближневосточном урегулировании. Она вновь обратилась к идее советско-американского попечительства (спонсорства) на переговорах. Однако Шульц отстаивал и идею раздельных

переговоров — иордано-израильских при участии представителей СССР и США (при этом

палестинцы должны были войти в состав иорданской делегации) и прямых израильско-сирийских опять же под эгидой двух великих держав. Израильская сторона отвергла идею привлечения СССР к переговорам, обусловив участие СССР восстановлением советско-израильских дипломатических отношений и разрешением со стороны советских властей выезда в Израиль советских евреев.

Шульц, однако, отказался рассматривать вопрос об участии в переговорах ООП, сославшись на то, что “эта организация продолжает осуществлять практику террора”. Свое отношение к ООП американские власти выразили еще и тем, что 15 октября, т. е. вскоре после завершения поездки госсекретаря США на Ближний Восток, отдали распоряжение о закрытии в месячный срок информационного бюро ООП в Вашингтоне.

Предложения Шульца, хотя и явились в некоторой степени новым шагом в сторону ближневосточного урегулирования, практически не встретили поддержки ни у арабской стороны, ни у израильской. Это, в частности, подтвердил и очередной челночный вояж Шульца на Ближний Восток, который он совершил в конце февраля 1988 г. и во время которого посетил все страны, участвующие в конфликте. Госсекретарь уточнил свой план в свете продолжавшейся интифады палестинцев и изменения позиций арабских участников конфликта, включая консервативные арабские режимы. Он призвал к созыву международной конференции с участием США, СССР и других постоянных членов Совета Безопасности ООН. Через месяц после созыва конференции, предлагал госсекретарь США, должны начаться переговоры о палестинской автономии или самоуправлении, которое рассчитано на три года. Через несколько месяцев предполагалось начать переговоры об окончательном статусе Западного берега и Газы. Сроки выдвигались достаточно жесткие: начало апреля 1988 г. — созыв конференции, май — начало переговоров об автономии, декабрь — об окончательном статусе оккупированных территорий.

Шульц вряд ли надеялся на то, что подобное расписание удастся претворить в жизнь. Скорее им двигало желание “сбить накал” антиизраильских выступлений палестинцев. Но это ему не удалось, поскольку США продолжали делать ставку на короля Хусейна и на палестинских деятелей с Западного берега и из Газы, в то время как в ходе интифады значительно укрепились позиции ООП, обойти которую в процессе урегулирования стало практически невозможным.

Предложения Шульца не нашли позитивного отклика у израильского премьер-министра. Он выступил против созыва международной конференции. Более того, сказав “нет” Соединенным Штатам, И. Шамир и возглавляемый им блок Ликуд смогли укрепить свои позиции.

У администрации Рейгана уже не осталось времени для достижения “прорыва” на Ближнем Востоке. Вместе с тем она была заинтересована в том, чтобы подготовить поле деятельности для следующей американской администрации. И это она сделала. К концу правления администрации Р. Рейгана проявилась заметная активность и неправительственных организаций, выдвинувших некоторые новые идеи.

В 1987 г. появился так называемый план Картера по ближневосточному урегулированию. Бывший президент США совершил частную поездку в регион и изложил свои рекомендации Белому дому. Картер призвал провести конференцию под эгидой ООН, возможно в Женеве, с участием представителей государств — постоянных членов Совета Безопасности и представителей всех

заинтересованных сторон — Египта, Сирии, Иордании, Израиля, палестинского народа и, возможно, Ливана. На начальном этапе, по замыслу Картера, все стороны должны изложить свою точку зрения по проблеме, при полном невмешательстве. Затем участники согласуют повестку дня и начнут переговоры в рамках арабо-израильских комиссий, которые создаются или на межгосударственной основе (иордано-израильской), или на проблемно-тематической. Конференция должна играть оговоренную роль на этапе переговоров и на этапе выполнения соглашений. Если переговоры между одной из арабских сторон и Израилем зайдут в тупик, то конференция заслушивает их точки зрения и пытается сдвинуть переговоры с мертвой точки путем выдвижения новых идей или компромиссных формулировок. По достижению арабо-израильского соглашения созывается пленарное заседание, которое “благословляет” это соглашение и предоставляет международные гарантии его выполнения. В случае достижения всеобъемлющего мирного соглашения конференция разработает и проблему экономического обеспечения населения Западного берега и Газы.

В 1988 г. свои предложения выдвинул и институт Брукингса в Вашингтоне. Они были изложены в докладе, названном “К арабо-израильскому миру”. Документ содержал плюралистические мнения, нацеленные на поиск путей выхода из конфликта. Так, одни предлагали структуру иордано- палестинской ассоциации, другие — создание трехстороннего экономического и политического “зонтика”, связывающего Израиль, палестинцев Западного берега и Иорданию. Третьи считали, что создание палестинского государства станет источником перманентной нестабильности и угрожает существованию Израиля. Все вместе сомневались, что мирный договор или международные гарантии могут обеспечить длительное ограничение военных возможностей независимого государства. Для изменения ситуации, считали авторы доклада, необходимы фундаментальные изменения в позиции ООП, без чего США “не следует менять обязательства и законы, касающиеся контактов с этой организацией”.

Представители “проарабского течения” высказали мнение, что палестинское государство, даже ограниченное частью исторической Палестины, в основном удовлетворит чаяния палестинцев, не будет угрожать безопасности Израиля и примет участие в урегулировании конфликта. Они выступили за созыв международной конференции, за устранение препятствий контактам с ООП.

Сторонники третьей точки зрения доказывали, что правильная роль США должна заключаться в поддержке процесса переговоров и содействии его продвижения к некоему исходу, характер которого нельзя предопределить, но от которого можно было бы ожидать установления стабильности в регионе путем удовлетворения основных потребностей всех заинтересованных сторон — Израиля, Иордании и палестинцев.

Среди членов Группы возникли разногласия относительно связей между различными переходными соглашениями и всеобъемлющим урегулированием. Высказывалось мнение, что временные соглашения имеют самостоятельную ценность и должны быть достаточно устойчивыми, но настаивать на их привязывании к окончательному урегулированию — значит обречь их на провал.

В докладе предлагались следующие рекомендации:

1.Отказ от пассивной роли США в вопросе ближневосточного урегулирования.

2.Признание того факта, что США в одиночку не смогут оживить процесс.

3.Преемственность подхода к ближневосточной проблеме, доработка прежних концепций с учетом происшедших изменений на мировой арене и на Ближнем Востоке.

4.Признание ООП как главного символа национальных чаяний палестинцев.

5.Признание изменений в политике Советского Союза, поиск взаимопонимания и путей взаимодействия с СССР в регионе: “Интересы СССР и США не идентичны, но их объединяет озабоченность последствиями новой крупномасштабной войны, которая могла бы вовлечь их в прямую конфронтацию”.

6.Признание роли Сирии в процессе ближневосточного урегулирования: “Если ее изолировать, то она может осложнить или заблокировать усилия”.

Очень многое из этих рекомендаций, как увидим, администрация Буша взяла за основу при выработке “своих подходов” к решению ближневосточного конфликта.

В 1988 г. еще один доклад был подготовлен совместно Атлантическим советом США и Институтом Ближнего Востока в Вашингтоне. Он был озаглавлен “Западные интересы и варианты американской политики на Ближнем Востоке”. Документ содержал критический разбор политики Рейгана на Ближнем Востоке, оценку роли и места западноевропейских союзников в процессе урегулирования и в ближневосточных делах вообще, делал акцент на координацию действий и усилий США и Западной Европы.

Констатировалось, в частности, что “на данном этапе ни у одного ключевого арабского

государства — участника конфликта нет политической силы для принятия односторонних решений без получения одобрения со стороны своих соседей”. Далее высказывалось предположение, что Советский Союз согласится подключиться к процессу мирного урегулирования, если процесс станет частью более широких переговоров Восток-Запад, или если он будет платой за более тесные экономические связи с Западом, или, быть может, за прекращение войны в Афганистане.

В течение 1988 г., переломного, когда в США происходила смена администраций, была проведена корректировка советской позиции в сторону большей ее гибкости. Так, в материалах, подготовленных МИД СССР к советско-американской встрече в верхах в мае-июне 1988 г.,

относительно созыва международной конференции было уточнено, что ее работа может протекать в трех основных формах: пленарные заседания, созываемые с той или иной степенью периодичности, а также по просьбе непосредственных участников конфликта; многосторонние проблемные рабочие группы по вопросам, затрагивающим интересы всех или большинства участников конфликта; рабочие группы (комитеты) на двусторонней основе, где рассматривались бы вопросы,

непосредственно касающиеся той или иной арабской стороны и Израиля, разумеется, без ущерба для интересов третьих сторон.

“Мы в принципе не против промежуточных мер и этапов на пути к всеобъемлющему урегулированию, — говорилось в документе. — Однако такие меры и этапы должны рассматриваться и осуществляться в рамках конференции и в увязке с окончательным урегулированием”.

Наметившаяся к концу 80-х годов тенденция к совместному поиску приемлемых решений, инициаторами которой выступили СССР и США, естественно, затронуло и европейское сообщество. Обозреватель французской “Монд” Д. Шевалье писал в 1987 г.: “Могут ли западноевропейские государства пассивно наблюдать за выработкой уже не первого по счету советско-американского компромисса в регионе. Их интересы требуют таких дипломатических действий, эффективность которых будет состоять в том, что они дадут возможность услышать голос Европы и позволят ей проявить свою силу через посредничество”.

„В Западной Европе явно забеспокоились сближением между СССР и США, опасаясь ущемления своих интересов на Ближнем Востоке. Европа ответила на это неоднозначно, но свою альтернативу она все-таки нашла: стратегическому альянсу США-Израиль она противопоставила признание прав палестинского народа на основе создания независимого палестинского государства и признания ООП единственным законным представителем арабов-палестинцев. Европейское сообщество даже пошло дальше — на установление прямых экономических связей с палестинцами на их территориях. Это, несомненно, связано было, с одной стороны, с намерениями усилить свое политическое воздействие на палестинцев, с другой — на практике подчеркнуть, что эти земли не считаются частью Израиля ни политически, ни территориально.

В дополнение к усилиям дипломатии США поисками разблокирования арабо-израильского конфликта занялся ряд деятелей Западной Европы, в том числе министр иностранных дел Швеции С. Андерсон, руководители Испании и Франции, экс-канцлер Австрии Б. Крайский. Последнему принадлежала идея оказания давления на израильское правительство в пользу компромиссов через еврейскую диаспору. Весной 1988 г. глава шведского МИДа посетил Израиль и Иорданию. В Израиле состоялась его встреча с палестинскими лидерами оккупированных арабских территорий, а в Иордании — с председателем ООП Я. Арафатом. Это положило начало шведско-палестинским контактам, увенчавшимся посредничеством для завязывания диалога ООП — США.

В то время как Израиль и США не демонстрировали гибкости в подходах к ближневосточному урегулированию, в позиции ООП к лету 1988 г. проявились явные подвижки в стремлении добиться согласия своих главных протагонистов США (а через них и Израиля) на созыв международной конференции. На это указывал распространенный на Алжирской конференции в верхах ЛАГ (июнь 1988 г.) документ за подписью советника председателя ООП Бассама Абу Шарифа, в котором выдвигался ряд конструктивных предложений для устранения барьеров с пути к решению палестинской проблемы:

— по проблеме палестинского представительства: в связи с недоверием США и Израиля к вопросу о поддержке ООП палестинским народом в качестве его законного представителя ООП предлагала провести на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа референдум под международным наблюдением. При этом ООП соглашалась уступить место любому альтернативному руководству;

— по вопросу о резолюциях 242 и 338 СБ ООН: ООП поясняла, что принимает эти документы ООН, но в контексте всех резолюций ООН, в которых признается право палестинского народа на самоопределение;

— о палестинской государственности: в связи с опасениями Тель-Авива и Вашингтона, что по соседству с Израилем может возникнуть радикальное государство с тоталитарным режимом, угрожающее соседям, ООП высказала готовность обсудить вопрос об ограниченном переходном периоде, во время которого можно было бы осуществить переход к демократической государственности под международным мандатом.

Это было началом нового дипломатического наступления ООП, нацеленного не только на США и Израиль, но и адресованное арабским государствам.

После этого — 31 июля 1988 г. — иорданский король Хусейн сделал заявление о признании права палестинцев создать собственное государство: “Мы уважаем желание ООП, — сообщил иорданский монарх, — отделиться от нас в независимое палестинское государство. Вместе с тем, Иордания остается верна принципам общности арабских интересов и совместных действий”. Он подчеркнул при этом, что приоритетной целью Аммана является освобождение арабских земель и священных мест от израильской оккупации. Король Хусейн объявил о разрыве символических административных связей с Западным берегом р. Иордан, распустил нижнюю палату парламента, в